ЮКОС борется за 50 млрд долларов

Вчера ТАСС сообщил, что бывшие акционеры ЮКОСа подали апелляцию на решение гаагского окружного суда, отменившего вердикт Постоянной палаты третейского суда 2014 года о компенсации Россией 50 млрд долларов. «Я могу подтвердить, что дело находится в Апелляционном суде Гааги», — заявила официальный представитель второй инстанции Линда Бун ван дер Дрифт.

Для начала придется поправить ТАСС.
Дело «ЮКОС против России» рассматривалось не в Постоянной палате третейского суда, как сказано в сообщении, а в арбитраже при ЮНСИТРАЛ (United Nations Commission on International Trade Law, UNCITRAL). ЮНСИТРАЛ, если кто не в курсе, — это Комиссия ООН по праву международной торговли, вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи ООН, созданный в 1966 году.
Именно арбитражный суд ЮНСИТРАЛ обозначен как место разрешения споров участников Договора об Энергетической хартии. В ст. 27 п. 3f которого сказано так: «Если между Договаривающимися Сторонами не достигнуто иной договоренности, применяется Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ».
По всей вероятности, путаница произошла из-за того, что в ст. 27 п. 3k есть уточнение: «Если Договаривающиеся Стороны, являющиеся сторонами в споре, не договорятся об ином, суд заседает в Гааге и использует помещения и средства обслуживания Постоянной палаты Третейского суда».
А теперь к сути вопроса.
Если без эмоций (а в таких делах эмоции только мешают), то предмет спора выглядит так.
Россия Энергетическую хартию не ратифицировала, то есть, ее положения на нас не распространяются. Поэтому когда дело оказалось в арбитражном суде ЮНСИТРАЛ, мы попытались доказать, что он не компетентен рассматривать иск ЮКОСа. Что, на мой взгляд, бесспорно. Но суд счел наши аргументы неубедительными и начал рассмотрение дела по существу.
В 2014 году мы проиграли процесс — согласно решению арбитров, Россия была обязана выплатить бывшим акционерам ЮКОСа 50 млрд долларов.
Платить по понятным причинам мы не спешили, и тогда истцы, имея на руках положительный вердикт авторитетного международного арбитража, стали обращаться в национальные суды разных государств с требованием арестовать наше имущество, находящееся на их территории. По всей видимости, далеко не на все суды решение Гааги произвело впечатление, но в некоторых странах было принято положительное решение, и наше имущество кое-где подверглось аресту.
Тем временем мы подали иск в суд общей юрисдикции — в окружной суд Гааги, в котором требовали отменить незаконный, с нашей точки зрения, вердикт арбитражного суда ЮНСИТРАЛ. Окружной суд принял нашу сторону — для него оказалось достаточным, что мы не ратифицировали Энергетическую хартию, а значит, арбитры были не компетентны рассматривать дело «ЮКОС против России».
Решение международного арбитража ЮНСИТРАЛ было отменено.
Но теперь разрешение спора пошло в другом направлении — через голландское, а не международное правосудие. ЮКОС подал апелляцию во вторую инстанцию — Апелляционный суд города Гааги, на что имел полное право. Если его или нас не удовлетворит решение второй инстанции, то на этот случай есть и третья — Верховный суд Нидерландов.
Подтвердит ли гаагский Апелляционный, а за ним Верховный суды правоту окружного суда, разумеется, неизвестно. Тут много факторов, причем, решающую роль может сыграть политика, и мы все об этом знаем. Достаточно вспомнить, как бессовестно расправились с нашими паралимпийцами в спортивном суде.
Одно понятно: дело ЮКОСа растянется на годы и будет сложным. За это время, надеюсь, политическая обстановка нормализуется, а в европейских судах перестанет действовать телефонное право.
Или я слишком оптимистичен?
____________________
Пост подготовлен при деятельном участии
доктора юридических наук, профессора Леонида Головко,
заведующего кафедрой уголовного процесса,
правосудия и прокурорского надзора
юридического факультета МГУ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *